«Танец с тенью».

«Танец с тенью».

«Танец с тенью».


«Танец с тенью» поразил лондонских зрителей в 1843 году. Несколько лет спустя (а именно в 1851 году) этот танец поразил воображение и петербургских балетоманов. Сам по себе образ тени открытием не назовешь, это классический образ балетного театра. В Петербурге он был известен достаточно хорошо: старые театралы еще помнили балет Дидло «Кавказский пленник, или Тень невесты» (1823), более молодые присутствовали в 1839 году на премьере балета Ф.Тальони, который так и назывался: «Тень» (в 1836 году Ф.Тальони поставил в Милане балет под тем же названием на музыку не Маурэра, но Вивиани). Тень здесь — призрак погубленной девушки, являющийся и даже мстящий живым, расстраивающий коварные планы. И одновременно тень — метафора бесплотного танца Марии Тальони. Иными словами, это бродячий сюжет и один из знаков европейского, а более всего петербургского тальонизма. В первом акте реальный персонаж, во втором — видение, тень, — так строится и «Жизель», высшее достижение романтического балета. У Перро в «Ундине» ход мысли несколько иной и театральный эффект тоже иной, может быть, даже более изощренный. На сцене одновременно танцовщица и ее тень, реальный персонаж и ирреальный призрак (специальное осветительное устройство позволяло добиться этого эффекта; сегодня он кажется очень простым, но тогда выглядел фантастичным). Идея эпизода состоит в том, что Ундина, ставшая смертным существом, впервые видит свою тень и начинает играть с ней, как котенок со своим отражением в зеркале или как ребенок с отражением на стене, — так описывали эпизод лондонские рецензенты (рецензии цитирует А. Гест в своей книге). Игра отражений — это уже новый мотив, новая, хотя и чисто романтическая идея. Открыл ее Гофман, а в последний раз использовал Оффенбах в «Сказках Гофмана», этом эпилоге романтического театра. Тень может появляться и исчезать, тень — таинственный спутник живого человека. В этом качестве образ тени использует Перро, использует как шифр, использует функционально.
«Танец с тенью».

«Танец с тенью».


Балетмейстер находит способ наглядно — в сценическом действии — показать превращение Ундины в живую девушку, обходясь без слов, пояснений какого бы то ни было рассказа. Вот пример изобретательного режиссерского мастерства Жюля Перро, один из многих. Перро оживляет метафору, чтобы прояснить сюжет. Но и сама метафора своим магическим светом освещает сцену. Танец с тенью, стелющейся по полу, похож и совсем не похож на игру персонажа с предметом. Это игра со сценической иллюзией, с несуществующим аксессуаром. Весь романтический иллюзионизм находит свое выражение в этом блестящем, увлекательном аттракционе. Все романтические представления о призрачности бытия и призрачности земных целей. Танец с тенью — это и есть жизнь или формула жизни, в концепции последовательного романтизма. Перро не был философом, но был художником, переводившим абстрактные формулы на театральный язык. Художественный смысл задачи увлекал его прежде всего. И «Танец с тенью» был чисто живописным мотивом светотени. Белая танцовщица и темная тень создавали фантастический колеблющийся образ. Образ на зыбкой грани реальности и миража, образ на жуткой (пользуясь романтическим словарем) или просто-напросто опасной грани.
«Танец с тенью».

«Танец с тенью».

Реле времени необходимо для того чтобы отсрочить время запуска определённого процесса. При помощи реле времени, можно задавать любые временные значения, которые позволят откладывать запуск того или иного действия.

теги:

автор - balet

просмотров 1 182
комментировать

*