Миф о Лебеде.

Миф о Лебеде.

Миф о Лебеде.


Так возник миф о Лебеде, миф о прекрасном, но не блистательном танце. Впервые эти понятия были разведены, впервые прекрасная дансантность стала выглядеть печальной, тревожной, даже подавленной и поникшей. Миф о Лебеде — прежде всего поэтический миф, а уж потом профессиональный. Здесь обозначилось возвращение балета к образности и метафоризму, Лебедь стал эмблемой хореографического театра поэта наших дней, особенно после создания в 1907 году фокинской миниатюры. Но это не было возвращением вспять, к легендарным временам Марии Тальони. Миф о Лебеде и не только поэтический, но и музыкальный миф, манифестация музыкальной дансантности, идеального слияния музыки и танца.

Кантиленная линия более всего характеризует и этот миф, и этот балет, во всяком случае, лебединые мизансцены, лебединый силуэт и лебединые жесты.

Миф о Лебеде.

Миф о Лебеде.

Полуовалы балеринских поз кажутся застывшей мелодией, остановившейся песней. Сверхмузыкально уже упомянутое пор-де-бра, рисунком своим — а может быть, и чисто ассоциативно — напоминающее музыкальный ключ, ключ к музыкальной душе Одетты.

И собственно говоря, некая условная музыкальная действительность — такое же место действия, как и озеро, тоже условное. Полное опасных глубин, пропастей и подводных течений. Может быть, самый важный аспект лебединого мифа — новое измерение, измерение в глубину, психологическая основа роли. Лебедь Льва Иванова — птица, лишенная полета, образ и внутренне, и внешне драматичный. Парение и надлом, устремление ввысь, к театральным колосникам, устремление вниз, к сценическому полу, чувство простора и чувство вины — такими противоречиями полна эта душа, полна эта партия, эта пластическая партитура. В сущности, она состоит из выхода и ухода. Балетный и чисто профессиональный смысл этих понятий наполняется другим, символическим, экзистенциальным.

Вся вторая картина из пяти выходов балерины на сцену складывается в один трудный, все время возобновляющийся выход. Вся последняя картина — еще более трудный, но вынужденный уход.

Миф о Лебеде.

Миф о Лебеде.

В отличие от танцев Сильфиды, в танцах Одетты легкости нет, в них высшая — лебединая — плавность и высшая напряженность тех, кто приговорен, кого манит уход, кто постоянно ждет удара. Из этой коллизии возникает выразительнейшая деформация классического рисунка.

Миф о Лебеде.

Миф о Лебеде.

Есть окрыленность в движениях Лебедя, в очертаниях ее размашистых поз, в рисунке её горделивых аттитюдов. И есть бескрылый полуарабеск с поникшей головой — водяной знак озера слез, печальный знак роковой неудачи. Так — без бутафории, без матерчатых крыльев за спиной — воплощается в балете мотив крыла, важнейшая (и вполне пастернаковская) метафора лебединого мифа.

Миф о Лебеде.

Миф о Лебеде.

Эту метафору Лев Иванов развертывает широко — в разнообразных построениях-мизансценах белого кордебалета.

теги: , , ,

автор - Анастасия Александровна

просмотров 803
комментировать

*