Гений Франции для Петипа.

Мариус Петипа.

Мариус Петипа.


Гений Франции для Петипа — гений формы. И строгую форму получает все: неуловимые эмоции, неподневольные стихии. В четких очертаниях даны картины всякого рода сумеречных и смутных состояний, снов, грез, сердечных смут, душевных волнений. И даже озарение, таинственное начало всех творческих тайн, переведено в «Спящей красавице» на язык ритмов и поз, претворено в законченный хореографический рисунок. «Спящая красавица» — апофеоз творчества, опирающегося на формальный закон. Но это еще и анализ творчества, подчинившего себя формальным законам. В «Раймонде» строгая форма означает то же, что и рыцарская честь, одно выражает себя через другое. Служение прекрасной форме в «Раймонде» такой же определяющий мотив, как и служение, Прекрасной Даме. Конечно же, оба балета полемически заострены. И против кого же? Против парижского импрессионизма. Импрессионизм в узкоформальном смысле чужд классику Мариусу Петипа, и он убежден, что импрессионизм чужд всему классическому французскому искусству. Переводя сюжеты балетов в специально-эстетический план, рискнем предположить, что образ уродливой и бесформенной феи Карабосс — метафора художника-импрессиониста. Да и нашествие варваров в Прованс может быть поставлено в связь с появлением художников — «декадентов» в Париже (и в самом современном Провансе, о чем любознательный Петипа мог слышать или читать). Подобные же «декаденты», но уже из Петербурга и Москвы (имеются в виду К. Коровин и А. Головин) изувечат «Дон Кихота» Петипа, «Руслана и Людмилу» с его танцами и «Волшебное зеркало», его последний балет, поставленный в начале нашего века. Так, во всяком случае, он представит дело в своих «Мемуарах» и отчасти в своем дневнике2. В импрессионистской поэтике этот старый человек не увидит ничего, кроме разрушения формы. Можно поэтому утверждать, что и прованский замок, и версальский парк в сознании Петипа противостояли оккупированному антихудожниками Парижу. Уже потому он стал поэтом Франции и не стал воспевать Париж. Но была и еще одна, глубоко личная и глубоко спрятанная причина.
Мариус Петипа.

Мариус Петипа.


Франция была родиной Петипа, первые месяцы своей жизни он прожил с родителями в Марселе. А Париж был тем городом, который отверг танцовщика Петипа и не оценил Петипа-балетмейстера, даже им не заинтересовался. На сцене Парижской оперы Петипа появился лишь один раз, в 1847 году, в качестве приглашенного партнера Терезы Эльслер, на ее прощальном бенефисе. Партнером Фанни Эльслер в этом же pas de quatre был Люсьен Петипа, старший брат Мариуса (два брата и две сестры — идея во вкусе времени, любившего симметрию, сенсации и прощальные бенефисы). После этого двери театра закрылись перед Мариусом окончательно и навсегда. Не помогли все старания старшего брата, а его-то имя значило много. Мечтательному Люсьену легко удалось то, что не удалось предприимчивому Мариусу. Он был долголетним премьером Гранд Опера, именно он танцевал партию Лойса-Альберта на премьере «Жизели». Предпочтение, отданное ему, объясняется легко: природа дала Люсьену типично романтический облик. Литографии запечатлели его лицо, гораздо более юное, нежели лицо младшего брата. На семейном портрете Люсьен — херувим с сиянием в глазах, с ангельской полуулыбкой, а рано начавший лысеть Мариус — не то отставной кавалерист, не то озабоченный коннозаводчик. Братьев разделяет эпоха: Люсьен весь в 40-х годах, тут его артистические и жизненные удачи, популярность — выше, чем у Перро, громкий роман с Карлоттой Гризи. Это тип парижского художника эпохи Шопена. А Мариус — весь в будущем, в том, что ему предстоит, это тип будущего художника конца XIX века. С парижским романтическим балетом Мариусу не очень-то по пути. Его ждет ответственное и трудное дело. Его ждет Петербург. Правда, путь к нему лежит через Мадрид, но это уже другая новелла.

Карлотта Гризи.

Карлотта Гризи.

Вам нужна пластическая хирургия цены, а что может сегодня пластическая хирургия? Всё! Абсолютно всё, что необходимо, чтобы человек смог комфортно жить.

теги: ,

автор - balet

просмотров 2 042
комментировать

*