Эпоха Петипа.

Эпоха Петипа.

Эпоха Петипа.


Мариус Петипа умер в Гурзуфе. Ночью, в летнем доме, душной июльской ночью 1910 года. Ему было более девяноста лет — дорога в Гурзуф была долгой. Конечно же, мальчик, родившийся в Марселе в 1818 году и все свое детство проведший в Брюсселе, не мог предполагать, что преобладающую часть жизни — ни много ни мало больше шестидесяти трех лет — проживет в Петербурге, а смерть примет на крымском берегу, в маленьком татарском городке, в котором, впрочем, Пушкин провел свои лучшие дни, а Чехов написал «Три сестры», свою лучшую пьесу. Что-то, однако, влекло его к морю всю жизнь — генетическая память об Атлантике или же особая предрасположенность души, — недаром с таким вдохновением он сочинил сцену нереид в «Спящей красавице», своем лучшем балете.

Эпоха Петипа.

Эпоха Петипа.

Покупать технику для дома лучше в хорошо известных магазинах. Такие магазины бытовой техники имеют уже сложившуюся хорошую репутацию и цены в таких магазинах гораздо интереснее.

Эпоха Петипа.

Эпоха Петипа.


Сцену нереид Петипа построил и как хореограф-музыкант, и как хореограф-маринист — несколько необычного рода. Волны набегающего на авансцену кордебалета отдаленно напоминают морской прибой, при этом никакого прямого уподобления здесь нет и у музыкально-хореографически мыслящего Петипа быть не может. Как указал Ф.Лопухов, в коде сцены (а она-то и напоминает прибой) использована сложная каноно-фугатная форма. Еще более необычную марину (морской пейзаж) Петипа придумает для «Щелкунчика» (в первоначальном плане — розовая река) — последняя дань Петипа излюбленной им и родственной ему стихии. Городской человек, воспевавший городские дворцы, он рвался к морю и поэтику моря, неуловимую поэтику морской волны, вводил в свои композиции, архитектурно законченные, как у Росси, Растрелли или Брунелески.
Из этого соединения архитектоники и волны Петипа извлекал все свои главные художественные эффекты. Так строятся «нереиды», «тени», «большие классические па». Так строится мысль Петипа, структура его мысли. Он рвался к морю, и этот порыв в той или иной мере несли в себе персонажи его поздних балетов. Каждое лето Петипа проводил на берегу моря, сначала на Балтике, а затем — в Гурзуфе. Туда он стремился из последних, уже оставлявших его сил, чтобы вернуться к себе, растворившись в вдохновлявшей его стихии.
Гурзуф стал последней станцией на том пути, на котором было несколько остановок. Главные среди них: Париж, Мадрид, Петербург, столицы трех великих стран, наряду с Веной — самые танцевальные города Европы. Хореографическую культуру всех трех столиц Петипа изучил досконально. Впрочем, не только о хореографии должна идти речь, но и о художественной культуре в целом.
Эпоха Петипа.

Эпоха Петипа.


Петипа не был бы Петипа, если бы не сумел оценить духовные ценности различных — и не столь похожих друг на друга — культурных регионов. Хотя испанский язык он так и не изучил, а русский язык ему так и не покорился.

теги:

автор - balet

просмотров 942
комментировать

*