Цвета «Спящей красавицы».

Цвета «Спящей красавицы».

Цвета «Спящей красавицы».


«Спящая красавица» — высшая точка в художественной карьере Мариуса Петипа, увенчание его многолетних трудов, реальное воплощение почти несбыточных грез о чистом балетном жанре. В очищенном виде представлено все — структура действия и структура па, нежный рисунок души и утонченный силуэт балерины. И сам классический танец свободен здесь от деформаций, стилистической эклектики и примесей каких-либо нечистых форм: дехмиклассических, характерных, гротескных. Это и в самом деле идеальный балет, подобно «Сильфиде» или «Жизели», но созданный в другой стране, в другую эпоху и по другим законам. Метафизика «белого балета» здесь отсутствует и, можно сказать, устранена. Цвета «Спящей красавицы» тоже из другой палитры. Сиреневый — у феи Сирени, голубовато-зеленоватый — у нереид, голубой — у Голубой птицы, зеленый — у гирлянд, золотой, серебряный, сапфировый, алмазный — у «камней», светлый, теплый и сияющий — у самой Авроры. Палитру «Спящей» можно назвать импрессионистской. А если вспохмнить фигуру клумбы в па д’аксьон фей пролога, пор-де-бра Авроры (что так напоминает распускающийся цветок), пение птиц и сверканье драгоценностей в финале, неизменный образ цветущего сада, возникающий на фоне великолепного дворца, то импрессионистские уподобления покажутся вполне уместными. Как и на картинах Ренуара, Мане и Моне, в спектакле-феерии Петипа мы видим цветение и блеск жизни. Стареющий маэстро соприкасается с искусством более молодых парижан, чьи формальные принципы — этюдность, незаконченность, пленэр, исчезновение линии в игре света, в переливах колеров и тонов — ему решительно чужды, неприемлемы и непонятны. Импрессионизм красок «Спящей красавицы» включен в структуру строго организованных линейных форм, петербургский пленэр балета по-петербургски архитектоничен. Тот образ дворцового здания, о котором уже упоминалось, рождается не потому, что на заднике нарисован дворец, он рождается из самой хореографии, из строя классического танца. Четырехактная композиция «Спящей красавицы» — точно дворцовая анфилада. А композиция каждого акта напоминает дворцовый фасад. В центре — большое адажио, по сторонам — флигели-шествия и флигели-коды. Этот спектакль из воздуха сказок и художественных снов выстроен прочно, как сруб, и надолго. Он выстроен по ясному конструктивному плану. Большие линии кордебалетных ансамблей, сольных вариаций и даже отдельных па создают уникальный пространственный мир, а сами вариации строятся вдоль большой диагонали. Большая диагональ в «Спящей» — художественная ось, ось действия, зрелища и танца. Рокового смысла, как в «Жизели», она не несет. Ее назначение прежде всего эстетическое: золотая диагональ, золотое сечение балета. Изумительно красивы две симметричные диагонали сдвоенных рядов фей — в прологе и в сцене нереид из второго акта. Но самая красивая диагональ — в адажио с четырьмя кавалерами. Кавалеры, в придворных костюмах, в шляпах с высокими тульями, со шпагами на боку, выстраиваются по левую сторону от нее, Аврора — в балетной пачке — по правую. Мейерхольд называл такую мизансцену дуэльной. Здесь и в самом деле дуэль, или некоторое подобие дуэли, но не жанровой, не бытовой, не на шпагах.

Большая диагональ — незримый барьер, отделяющий Аврору от ее женихов, балерину от пантомимных артистов, классическую хореографию от старобалетной пантомимы. Здесь поединок двух типов, двух школ, двух моделей балета. Большая диагональ — недоступная черта между двух веков — XVII и XIX века.

Цвета «Спящей красавицы».

Цвета «Спящей красавицы».

Чтобы нам с вами жилось удобно и комфортно, наш современный мир предлагает нам всё новые и новые способы облегчить наше существование. Вот и автоматические гаражные ворота www.mir-vorot.kiev.ua придуманы, как раз для того чтобы подъезжая на машине к дому, мы только нажимали на кнопочку и ворота открывались сами.

теги: ,

автор - balet

просмотров 1 342
комментировать

*