Балет Корсар.

Балет Корсар.

Балет Корсар.

Коронной ролью Мариуса Петипа была роль Конрада в балете «Корсар». Петипа выступил в этой роли на петербургской премьере в 1858 году и именно в ней, спустя десять лет, в последний раз вышел снова на сцену. О том, что это была за роль и каким артистом был Петипа, мы можем судить, прочитав короткие, но красноречивые воспоминания Е.Вазем, партнерши Петипа в прощальном спектакле. Вазем вспоминает выразительный властный жест Петипа, рассказывает о его необузданной страстности в любовной сцене. Вырисовывается образ первоклассного мастера пантомимы, обладающего той гипнотической властью над толпой, которую имели легендарные актеры романтического театра. Но о танцовщике Петипа Вазем не говорит ни слова. И это понятно — не только потому, что рано начавший профессиональную карьеру Петипа к пятидесяти годам должен был потерять виртуозность, вращение и прыжок, а потому, что партия Конрада — по понятиям тех лет — и не могла быть выражена иначе, чем посредством выразительного жеста. Танцевать танцы предводитель корсаров не мог. Не тот это был герой, и не тот это был спектакль. «Корсар» был поставлен в Париже балетмейстером Мазилье, это одна из последних вспышек быстро угасавшего и бесследно исчезнувшего европейского байронизма. В России, однако, байронические умонастроения еще долго волновали людей и последователи Байрона еще долго не сходили с подмосток сцены (последний байронический персонаж русской литературы — чеховский штабс-капитан Соленый). Неудивительно, что парижский оригинал продержался на сцене немногим более десяти лет, а петербургская копия (сначала в редакции Перро, затем в редакции Петипа) просуществовала три четверти века. В оригинальной редакции спектакль кончался сценой кораблекрушения, которую зарисовал знаменитый Гюстав Доре. Ему это было сделать тем более легко, что сцена поставлена в духе самого Доре, в манере гравюр Доре к Дантову «Аду». Некоторый инфернальный колорит отличал спектакль и сохранялся в портрете главного персонажа. Конрад — одинокий герой, у которого «целый ад» в душе, говоря словами лермонтовского «Маскарада». Естественно, что обыденные ритмы танца ему чужды, обыденные радости жизни он презирает. Романтическая мизантропия — его суть, романтическая пантомима — способ существования в спектакле. Мизантропический, но и страстный байронизм — одна из масок, которыми играл Петипа и которую он тщательно сохранял в своих собственных балетах. Ясный след Конрада — и след актерской манеры самого Петипа — мы можем найти в «Баядеркс» (Великий Брамин) и в «Раймонде» (хан Абдерахман), в образах сумрачных одиночек с адским пламенем в душе, в напряженных, скупых и властных жестах. Таков идеальный пантомимный герой в театре Петипа. Таково начальное, — но только начальное, — основание его школы.
Балет Корсар.

Балет Корсар.

Большой выбор разного рода расходомеров представлен на http://www.krutomart.ru/parts.php?group=11, здесь собраны наиболее популярные марки производителей и отвечающие современным требованиям расходомеры.

теги:

автор - balet

просмотров 908
комментировать

*